leon_altshuller

Categories:

9-е Мая: два праздника по одному и тому же поводу

Сегодня 9-Мая 2019 года и значительная часть мира в той или иной степени отмечает День Победы над нацистской Германией. Понятно, что западные союзники СССР отмечают этот же праздник 8-го Мая, т.е. днем позже, когда все представители антигитлеровского альянса приняли и подписали акт о капитуляции Третьего Рейха в Реймсе (Франция), а 9-го числа этот акт повторился еще раз из-за вполне понятных амбиций Сталина, но уже в павшем Берлине — самой столице разгромленной Германии. Поэтому один и тот же праздник отмечается с разницей в один день.

Но в данном посте я хотел бы рассмотреть сам праздник 9-Мая, отмечаемый именно в России и отмечаемый по-разному.

Сам праздник, как официальное мероприятие, не отмечался одинаково на протяжении все его истории. Я не буду описывать все различия (в Википедии есть соответствующая статья — «День победы» https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BD%D1%8C_%D0%9F%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%B4%D1%8B), но, в свете празднования последних лет, явно прослеживаетя следующая тенденция:

- чем ближе годовщина праздника находится к самой исторической дате, тем скромнее и осмысленнее  сам праздник, ибо все еще много бывших фронтовиков, и чем дальше, тем он больше выхолащивается, наполняется официозом (годы застоя),  а в последнее десятилетие и последние годы особенно, когда уже практически не осталось фронтовиков,  святой для народа День Победы стал попросту бессовестно использоваться властями в качестве раскрученного бренда.

Что представляет собой современный российский День Победы?

Это прежде всего:

—  милитаристское мероприятие с прогоном современной военной техники- средствоми уничтожения в будущих войнах. Какая связь с Победой в ВОВ?

Это оружие Победы в ВОВ?
Это оружие Победы в ВОВ?

— фейковые ветераны, бодро шагающие на параде.

Ветеран...
Ветеран...


Ветеран...
Ветеран...

— истерия у населения, которое можно смело назвать, как «победобесие» и  доходящее до абсурда типа «можем повторить»,

Клиника...
Клиника...
Спасибо, Сузуки-дед.
Спасибо, Сузуки-дед.
Не навоевались...
Не навоевались...
Заодно по союзнику...
Заодно по союзнику...

— отвратительная промывка мозгов, идущая отовсюду: СМИ,  соцсети, баннеры на улице и т.д. Безвкусица и просто непрофессионализм заполнил Россию.

Слева: пленные солдаты Вермахта. Справа: они (?) же сегодня ветераны...
Слева: пленные солдаты Вермахта. Справа: они (?) же сегодня ветераны...
Без слов...
Без слов...

Отвращение:

Мы помним за что сражались наши деды: за самогонный аппарат «Бавария».
Мы помним за что сражались наши деды: за самогонный аппарат «Бавария».
Диды танцевали. Вальс победы с откляченной задницей.
Диды танцевали. Вальс победы с откляченной задницей.
Пелотки.
Пелотки.
Праздник Победы как карнавал.
Праздник Победы как карнавал.
Дурновкусие...
Дурновкусие...
Дурновкусие...
Дурновкусие...
Дурновкусие...
Дурновкусие...

Апофеоз чествования Дня Победы:


Анальная гель-смазка победная.
Анальная гель-смазка победная.

Не стыдно?

А где же ВТОРОЙ праздник?

Ответ прост. Скромный,  В СЕБЕ. Одновременно и радостный от того, что спасли себя и уничтожили нацистскую заразу, и трагический - действительно со слезами на глазах, ибо почти не было семьи, котороая не была затронута войной в той или иной мере. Я не знаю, сколько СССР потерял своих граждан, но было бы лучше, если этого праздника вообще не было, ибо достался он дорогой ценой.

Владимир Богомолов. "Сердца моего боль".

Это чувство я испытываю постоянно уже многие годы, но с особой силой — 9 мая и 15 сентября.

Впрочем, не только в эти дни оно подчас всецело овладевает мною.

Как-то вечером вскоре после войны в шумном, ярко освещенном «Гастрономе» я встретился с матерью Леньки Зайцева. Стоя в очереди, она задумчиво глядела в мою сторону, и не поздороваться с ней я просто не мог. Тогда она присмотрелась и, узнав меня, выронила от неожиданности сумку и вдруг разрыдалась.

Я стоял, не в силах двинуться или вымолвить хоть слово. Никто ничего не понимал; предположили, что у нее вытащили деньги, а она в ответ на расспросы лишь истерически выкрикивала: «Уйдите!!! Оставьте меня в покое!..»

В тот вечер я ходил словно пришибленный. И хотя Ленька, как я слышал, погиб в первом же бою, возможно не успев убить и одного немца, а я пробыл на передовой около трех лет и участвовал во многих боях, я ощущал себя чем-то виноватым и бесконечно должным и этой старой женщине, и всем, кто погиб — знакомым и незнакомым, — и их матерям, отцам, детям и вдовам...

Я даже толком не могу себе объяснить почему, но с тех пор я стараюсь не попадаться этой женщине на глаза и, завидя ее на улице — она живет в соседнем квартале, — обхожу стороной.

А 15 сентября — день рождения Петьки Юдина; каждый год в этот вечер его родители собирают уцелевших друзей его детства.

Приходят взрослые сорокалетние люди, но пьют не вино, а чай с конфетами, песочным тортом и яблочным пирогом — с тем, что более всего любил Петька.

Все делается так, как было и до войны, когда в этой комнате шумел, смеялся и командовал лобастый жизнерадостный мальчишка, убитый где-то под Ростовом и даже не похороненный в сумятице панического отступления. Во главе стола ставится Петькин стул, его чашка с душистым чаем и тарелка, куда мать старательно накладывает орехи в сахаре, самый большой кусок торта с цукатом и горбушку яблочного пирога. Будто Петька может отведать хоть кусочек и закричать, как бывало, во все горло: «Вкуснота-то какая, братцы! Навались!..»

И перед Петькиными стариками я чувствую себя в долгу; ощущение какой-то неловкости и виноватости, что вот я вернулся, а Петька погиб, весь вечер не оставляет меня. В задумчивости я не слышу, о чем говорят; я уже далеко-далеко... До боли клешнит сердце: я вижу мысленно всю Россию, где в каждой второй или третьей семье кто-нибудь не вернулся...

1963 г.


Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded