leon_altshuller

Category:

Занимательная нумизматика-1: Рубль императора Иоана Антоновича

Рубль Иоанна Антоновича 1741 года. Петербургский монетный двор.
Рубль Иоанна Антоновича 1741 года. Петербургский монетный двор.

Историческая справка:

 Согласно воле императрицы Анны Иоанновны, не имевшей детей, после ее смерти, последовавшей 17 октября 1740 года, российский престол перешел к сыну принцессы мекленбургской Анны Леопольдовны и принца княжества Брауншвейг-Беверн Антона Ульриха: Анна Леопольдовна была внучкой царя Ивана Алексеевича, старшего брата Петра I, и, таким образом, приходилась племянницей усопшей императрице. Новому императору Иоанну III (больше известному под именем Ивана Антоновича) только что исполнилось два месяца, а потому по завещанию Анны Иоанновны регентом при малолетнем императоре стал ее фаворит герцог курляндский Э.-И. Бирон. Однако уже на 23-й день своего регентства он был арестован фельдмаршалом Э. Минихом и сослан со всем своим семейством в город Пелым, а правительницей была провозглашена Анна Леопольдовна, несмотря на недовольство некоторых высших сановников, в том числе и ее мужа Антона Ульриха.

 Младенческий возраст императора не только стал причиной ожесточенной борьбы за регентство, но и создал неожиданные трудности в монетном производстве. Дело в том, что еще со времен Петра I на лицевой стороне российских монет старших достоинств помещался портрет правящего государя, а потому с началом каждого нового царствования происходила смена портрета на монетах. Но о каком портрете могла идти речь, когда требовалось воссоздать в малой пластике достоверный образ двухмесячного младенца? Задача эта оказалась настолько сложной, что пришлось прибегнуть к ряду компромиссных решений.

 В течение двух первых месяцев правления сначала Бирона, а затем Анны Леопольдовны монетные дворы вообще никаких указаний не получали, хотя обычно сразу же после восшествия на престол нового императора разрабатывались проектные рисунки монет нового образца, а на одном из монетных дворов по этим рисункам изготавливались пробные монеты, поступавшие затем на высочайшее утверждение. Поэтому Московская монетная канцелярия дважды докладывала главному директору Монетного правления обер-гофмейстеру X. В. Миниху (30 октября и 1 декабря 1740 года) о том, что она все еще не имеет указаний о виде новых монет. Только 15 декабря 1740 года канцелярией Монетного правления был издан указ, согласно которому впредь, до специального решения, монеты следует чеканить старыми штемпелями, то есть с портретом покойной императрицы и датой "1740". Таким образом, хотя и против правил, но текущий выпуск монет был временно обеспечен, и монетное правление могло продолжить и без того затянувшийся поиск приемлемого оформления монет нового образца. Сколько всего существовало проектов такого оформления, неизвестно. До нас дошло два, из которых один был отклонен, а другой получил воплощения в монет массовой чеканки.

 Отклоненный проект, представленный несколькими, чрезвычайно редкими, экземплярами пробного серебряного рубля 1740 года, предусматривал выпуск монет вообще без портрета императора: на одной стороне монеты вместо портрета предлагалось поместить императорский вензель, а на другой - гербового орла того же рисунка, какой был на монетах Анны Иоанновны последних лет чеканки. Этот проект был забракован согласно определению канцелярии Монетного правления от 2 января 1741 года. Для массового выпуска Петербургским монетным двором образцы рублевых монет с портретом и гербовым орлом измененного рисунка. Фактически было утверждено гипотетическое изображение императора в возрасте 7-8 лет, что существенно облегчало работу граверов, вырезавших все изображения на монетных штемпелях вручную. Тем не менее, граверы московского Красного монетного двора никак не могли освоить воспроизведения на штемпелях этого не совсем обычного портрета, хотя штемпели с портретом Анны Иоанновны, изготовленные на этом дворе, отличались достаточно высоким художественным уровнем. Документы свидетельствуют, что связанные с этим неприятности продолжались на московском Красном дворе почти до самого окончания чеканки монет Ивана Антоновича.

 Так, 18 марта 1741 года обер-гофмейстер X. В. Миних обязал московский Красный монетный двор исправить портрет императора на штемпеле рублевой монеты, поскольку оказалось, что "лицо старо". Согласно записи в журнале Канцелярии Монетного правления от 27 июня 1741 года, на Красный двор был направлен резчик Петербургского монетного двора Федор Нагибин, поскольку московские штемпели имели ряд недостатков "как в персоне Его Императорского Величества, так и в прочем". Наконец, в том же журнале запись от 6 октября 1741 года 10 свидетельствует о том, что ввиду неудовлетворительного исполнения портрета императора на гривенниках московского производства Петербургскому двору было поручено изготовить и передать Красному двору портретные штемпели для чеканки этих монет.

 Как известно, Иван Антонович пробыл императором неполных 14 месяцев: 25 ноября 1741 года в результате дворцового переворота императрицей была провозглашена дочь Петра I Елизавета. Все семейство свергнутого императора было выслано из Петербурга под строгий надзор сначала в Ригу, затем в крепость Динамюнде, потом в город Раненбург и окончательно, в 1745 - в Холмогоры. В 1746 году в Холмогорах умирает Анна Леопольдовна.

 "Принц Иоанн" (так теперь именовался бывший император) в 1756 году был оторван от семьи и переведен в Шлиссельбургскую крепость, в которой пробыл в одиночном заключении восемь лет, а в 1764 году был убит при попытке его освобождения: тюремщики выполнили данную им на этот случай инструкцию.

 Взойдя на престол, Елизавета Петровна не только сразу же изолировала своего возможного соперника, но и приняла все меры для того, чтобы связанные с ним документы были засекречены, а вещи ликвидированы. Среди этих мер одной из первых было уничтожение монет с именем и изображением Ивана Антоновича. Именной указ от 31 декабря 1741 года обязал всех поданных сдавать государству имеющиеся у них монеты с портретом "принца Иоанна"; до 1 января 1743 года эти монеты подлежали обмену на новые серебряные и медные деньги из расчета копейка за копейку, а после указанного срока их должны были выкупать по 92,5 копейки за рубль. Сенатский указ от 14 декабря 1742 года содержал напоминание о приближении срока, когда будет завершен равноценный обмен, а сенатским указом от 27 февраля 1743 года цена на монеты Ивана Антоновича была снижена до 91,5 копейки за рубль. Наконец, сенатский указ от 17 декабря 1744 года установил окончательный срок выкупа опальных монет- 17 июня 1745 года; по истечении этого срока предписывалось монеты отбирать "безденежно", а с их владельцами поступать как с преступниками, "без всякого милосердия".

 Выкупленные и конфискованные у населения рубли и полтины Ивана Антоновича перерабатывались в рубли и полтины Елизаветы Петровны путем перечеканки: при изготовлении монет нового образца монеты "принца Иоанна" просто использовались в качестве заготовок. Такой способ переработки оказался возможным вследствие того, что серебряные монеты Елизаветы Петровны двух старших номиналов по весу и содержанию в них драгоценного металла не претерпели никаких изменений по сравнению с аналогичными монетами Ивана Антоновича.

 Применение перечеканки не только снизило материальные затраты, потребовавшиеся для уничтожения "крамольных" монет, но и существенно ускорило выпуск в обращение монет с портретом и именем новой императрицы. Однако перечеканка приводила к ухудшению внешнего вида монет: они оказывались "раздавленными" повторным воздействием штемпелей и на них зачастую оставались следы от исходной монеты; поэтому на многих рубля и полтинах Елизаветы Петровны, изготовленных перечеканкой, наряду с ее титулом и именем можно иногда прочесть: "IОАННЪ III Б.М. IМП...". 

Рубль Елизаветы 1744 года, перечеканенный из рубля Ивана Антоновича. Частично просматривается имя Иоанна на аверсе на 7 часов. (фото монеты с аукциона Sincona AG , аукцион 48, лот 161 (продан за 15,000 CHF (швейцарских франков) или ок. 13,160 €.
Рубль Елизаветы 1744 года, перечеканенный из рубля Ивана Антоновича. Частично просматривается имя Иоанна на аверсе на 7 часов. (фото монеты с аукциона Sincona AG , аукцион 48, лот 161 (продан за 15,000 CHF (швейцарских франков) или ок. 13,160 €.

 Несмотря на достаточно строгие меры, принятые правительством Елизаветы Петровны для изъятия и уничтожения монет с изображением и именем Ивана Антоновича, эти монеты, тем не менее, можно встретить в настоящее время не только в любом музейном собрании, но и в подавляющем большинстве частных коллекций. В этой связи интересны итоги операции по их изъятию у населения, доложенные Монетной канцелярией в Сенат 4 декабря 1751 года: в обращение было выпущено монет с изображением "принца Иоанна" на общую сумму 693 181 руб; с начала обмена и по 17 июня 1745 года у населения было выкуплено монет на сумму 665 158 руб. 50 коп.; с 17 июня 1745 года и по 4 декабря 1751 года у населения было изъято "безденежно" монет на сумму 4231 руб. 40 коп.; следовательно, на руках у населения в это время оставалось опальных монет на общую сумму 23 791 руб. 10 коп.

Вот такие, утаенные от конфискации, часто с огромным риском, монеты и дошли до нас в качестве свидетелей одной из трагических страниц отечественной истории.

Образец рубля Ивана Антоновича 1741 г. чеканки Санкт-Петербурга из моей коллекции.
Образец рубля Ивана Антоновича 1741 г. чеканки Санкт-Петербурга из моей коллекции.

Источник: В.В. Уздеников "Монеты России XVIII  - начала XX  века. Очерки по нумизматике", 2004 г.


Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded