leon_altshuller

Categories:

98 фактов про историю и нравы Средневековья. Часть вторая.

Философия

48. Средневековая философия всецело опиралась на античное наследие, сначала на неоплатонизм, затем на Аристотеля, чего никогда не отрицала. Но она же осознавала и постулировала свое превосходство за счет света христианского учения. Эту концепцию можно отразить словами Бернарда Шартрского, магистра XII века: «Мы подобны карликам, усевшимся на плечах гигантов».49. Богослов XII столетия Алан Лилльский так определял Бога: «Бог есть умопостигаемая сфера, центр которой везде, а окружность — нигде». Эта парадоксальная формула была подхвачена мыслителями последующих поколений, хотя многие могли не знать, что происхождение ее не христианское, она восходит к герметизму.50. Зачем нужны в мире разнообразные растения и животные? У Отцов Церкви IV века на этот вопрос был простой ответ: чтобы научить чему-то людей. Так, Василий Великий в своих «Беседах на Шестоднев» писал, что морские рыбы плавают косяками, а не поодиночке, чтобы показать людям, насколько полезно объединяться в группы и жить в согласии друг с другом. Примерно так же энциклопедисты XIII века смотрели на стаю журавлей, на муравейник и пчелиный рой.51. Средневековые теологи зачастую получали в знак уважения почетные прозвища. Так Альберт Великий, небесный покровитель… физиков, носил прозвище Doctor universalis, потому что отличался необычайной широтой познаний. Доминиканец Фома Аквинский назван Ангелическим Доктором, францисканец Бонавентура — Серафическим, святой Бернард — Медоточивым. Средневековье любило прозвища, поэтому давало их и язычникам: Аристотель стал просто Философом, а его великий мусульманский комментатор Ибн Рушд — Комментатором. В этом проявилась своеобразная веротерпимость средневековых интеллектуалов.52. Многие средневековые теологи давали свои доказательства существования Бога: Ансельм Кентерберийский, Ришар Сен-Викторский и Гуго Сен-Викторский, Алан Лилльский и многие другие. Первое — онтологическое — философское доказательство бытия Бога предложил Ансельм. Не менее известными стали пять доказательств Фомы Аквинского, убежденного аристотелика. Первое из них называет Бога Перводвигателем, так как любое движение вызывается только другим движением, значит, кто-то должен был начать все движение в мире.

Литература

53. «Повесть временных лет» считается одним из ярких произведений восточнославянской литературной мысли. Однако у нее существовал прототип: летопись, составленная в начале 1090-х годов в Киеве, именуемая в литературе «Начальным сводом» или «Начальной летописью». Она не дошла целиком, но во многом обнаруживает себя в тексте «Повести временных лет». Средневековые книжники активно использовали труды своих предшественников, зачастую какие-то тексты можно восстановить только по их цитатам из других трудов, так как оригиналы до нас не дошли.   54. В Средние века существовали различные подходы к фиксированию истории. Одним из способов сохранить память о прошлом были анналы, краткие погодные записи: если в каком-то году не произошло ничего важного с точки зрения автора, об этом так и писали — «ничего». Анналы, как правило, обезличены и ведутся несколькими поколениями книжников. Хроника же, наоборот, зачастую представляет собой пространное описание определенных событий, как правило, несет в себе отчетливые следы авторского отношения к событиям и действующим лицам. Русская летопись представляет собой жанр, сочетающий в себе обе указанные черты.55. Роль анекдотов выполняли поучительные истории, exempla, длиной в несколько строк. При помощи этих «примеров» проповедник общался с народной аудиторией на ее языке, использовал знакомые ей нормы социальной жизни и представления об окружающем мире. В одной такой истории клирик просит Христа о помощи и грозит, что если Он не откликнется, то пожалуется Его Матери на неподобающее поведение Сына. Конечно же, страх родительской взбучки возымел должное воздействие, и Христос помог клирику в его начинаниях.56. Рыцарские романы, пожалуй, самые популярные литературные произведения позднего Средневековья, во всяком случае, в светской среде. Но даже среди них выделяется кельтская история о Тристане и Изольде. Роман известен во множестве версий на французском, немецком, итальянском, чешском, древнеисландском и даже белорусском языке как повесть «О Трыщане и Ижоте». Впрочем, изначально «романом» называлось всякое повествование не на латыни, а на новом, романском языке, вовсе не всегда о незаконном и роковом для героев флирте.

57. Одним из жанров средневековой литературы был бестиарий — сборник рассказов о животных (лат. bestia — зверь). Описания реально существующих животных в этих сочинениях переплетаются с упоминаниями фантастических тварей: мантикор, драконов, единорогов. Но и реальные животные в бестиариях получают волшебные свойства: например, пеликан расклевывает себе грудь и кормит птенцов, принося себя в жертву, подобно Иисусу. Животный мир, полностью поделенный между Добром и Злом, служил полноценной аллегорической иллюстрацией христианских догматов.58. Средневековые люди с большим почтением относились к произведениям своих предшественников, на взгляд современного человека даже с излишним. Количество разного рода «толкований», «глосс» и «комментариев» далеко превосходило число оригинальных произведений. Комментировали и толковали не только книги Священного Писания, но и произведения Овидия, Вергилия, Боэция, «Сентенции» Петра Ломбардского, которые сами были всего лишь удачной подборкой изречений Отцов. И только эти «Сентенции» могут соперничать по количеству комментариев с «Комедией» Данте Алигьери.59. Путь, который преодолевала литература на народных языках, зачастую был непростым. В Италии литература на народном языке (вольгаре) появляется в XIII столетии, на нем начинают сочинять стихи Франциск Ассизский в Умбрии и поэты сицилийской школы при дворе Фридриха II. В поэзии итальянский язык конкурировал с провансальским — языком трубадуров. Для прозы же нередко предпочитали французский язык. Так, учитель Данте, нотарий флорентийской коммуны Брунетто Латини, написал первую энциклопедию на народном языке «Сокровище» на французском. Этот язык играл тогда в итальянских городах примерно ту же культурную роль, что в России XIX века.60. Стихотворная «Песнь об Альбигойском крестовом походе», написанная в ходе войн 1209–1240-х годов против еретиков-катаров, разделена на две части и принадлежит перу двух авторов. Первый — Гильем Тудельский, представитель католического духовенства и ярый обличитель альбигойцев. Автор второй части выступает анонимно, но является патриотом Лангедока, переживает о нескончаемой войне и разграблении родных земель.61. Под влиянием философии Аристотеля средневековые мыслители пытались рационально осмыслить мир, созданный Богом в соответствии с «мерою, весом и числом» (Прем. 11:21). Систематическая философия Стагирита воплотилась в энциклопедизме последних столетий Средневековья: зерцала и суммы стали одним из самых распространенных жанров, стилем мышления и основой университетского преподавания. Все наделенные серьезными амбициями медики, астрологи, юристы, философы, богословы считали своим долгом оставить после себя какой-то обобщающий труд. Этот обычай отчасти сохранился в традиции докторских диссертаций.62. Среди персонажей русских былин присутствует такой герой, как Бова-королевич. Между тем Бова восходит к персонажу западноевропейских рыцарских романов, Бэву из Антона, вплоть до параллелей в биографии этих двух вымышленных персонажей: оба теряют отца и бегут от злой матери и отчима, пытающихся их погубить.

Языковые забавы

63. Современный термин «компьютер» происходит от латинского слова computus, обозначающего сложный процесс перевода древнееврейского лунного календаря в лунно-солнечный церковный христианский для расчета даты Пасхи. В русской традиции методика расчета называется «пасхалией», а ее результат — «пасхальной таблицей». 64. В Константинополе стоял (и до сих пор стоит) храм Святой Ирины. Некоторые считали, что он был назван так в честь императрицы Ирины (797–802), однако храм известен уже с IV столетия именно под таким именем. Дело в том, что имя Ирина происходит от греческого слова εἰρήνη (мир) и пишется точно так же, поэтому храм изначально могли посвятить именно идее мира, а не императрице, подобно тому, как главную церковь посвятили Премудрости Божьей — Софии. Тем не менее в Европе закрепилось именно посвящение храмов Премудрости, а не «миру».65. Сегодня слово «калькулятор» означает небольшое устройство или программу для арифметических вычислений. А в Англии XIV века calculatores звалась группа мыслителей Мертон-колледжа в Оксфорде, они разработали теоретическую модель механического движения.67. Французского философа Иоанна Росцелина (1050–1122) прозвали «вокалистом». Он утверждал, что общие понятия, «универсалии», вроде «человека» или «животного», суть только «колебания голоса» (flatus vocis), на самом деле универсалии не существуют. Представителей двух других противоборствовавших в дальнейшем школ называли «номиналистами» (от слова «имя», nomen) и реалистами (от слова «вещь», res). А спор о существовании и сущности общих понятий продлился так же долго, как само Средневековье.68. Искусство экзегезы, толкования Священного Писания, утвердилось в сознании средневекового человека и распространилась на все тексты, не только религиозные, но и светские. Исидор Севильский написал в начале VII века «Этимологии», где, находя сходства в словах и именах, пытался объяснить мироустройство, выстроить мировую гармонию с помощью букв, звуков и созвучий, зачастую весьма отдаленных. «Латинские буквы передала Италии нимфа Кармента. Карментою же она названа, поскольку предсказывала будущее в песнях (carmina)», — пишет Исидор о латинском алфавите. Схожим образом можно было толковать и Священное Писание, упоминаемые в нем имена и названия.69. Инквизиция переводится с латыни как «расследование» (inquisitio). Главной задачей инквизитора было именно расследование, у подсудимого даже были защитники. Пытали и казнили по приговору духовного суда уже светские власти: инквизиторы, как представители Церкви, не могли марать руки в крови. Массовые казни по ведовским процессам начались только в XV веке, на излете Средних веков, а ужасающих размахов достигли в эпоху, которую мы называем Ранним Новым временем.70. Средневековое общество было иерархичным. Простолюдину было чрезвычайно сложно стать, скажем, рыцарем, тем более — выйти в герои, стать святым. Однако исключения встречаются: в 1197 году умер вполне успешный ткач и купец Омобоно из Кремоны, его в городе так любили, что вытребовали его канонизации уже через два года. Возможно, все дело было в том, что его имя значило «добрый человек»?

Наука

71. Прозрачная колба — обычный инструмент средневекового врача. Некоторые медики настолько увлекались уринодиагностикой, разглядывая мочу на просвет, что это занятие начали высмеивать, например, в книжных миниатюрах. На одном витраже в Йоркском соборе (XIV век) изображена обезьяна, вертящая в лапах такую склянку.72. Бытует мнение, что люди в Древней Руси были в основном безграмотными, однако найденные берестяные грамоты говорят нам о другом — писать и читать могли и мужчины, и женщины, и дети, а то, что в первые годы обнаружения берестяных грамот считалось ошибками, оказалось особой орфографической системой, свойственной письмам на бересте.73. Арабы в Средние века достигли довольно больших успехов в астрономии и астрологии. Аль-Заркали, работавший в тогда еще мусульманском Толедо в XI веке, составил «зиджи», астрономические таблицы о движении Солнца, Луны и планет относительно неподвижных звезд, и усовершенствовал астролябию. В следующем столетии их перевели на латынь, они вошли в «Толедские таблицы», затем уточнялись уже христианскими астрономами вплоть до Нового времени, а имя «Арзакель» всегда упоминалось на Западе с уважением.

74. Астрология стала чрезвычайно популярной в Европе в XII—XVI веках благодаря переводам с арабского. Европейские государи, коммуны и даже церковные иерархи прибегали к услугам астрологов, когда нужно было принимать серьезные решения.75. Флорентийские банкиры Питти перед строительством своего палаццо запросили астрологический прогноз, чтобы узнать, в какой день закладывать первый камень, чтобы стройка прошла успешно. Современник Данте и тоже неплохой поэт, Чекко дʼАсколи, даже составил гороскоп Христа и был сожжен за увлечение магией. Своеобразный астральный детерминизм оказался серьезным соперником важнейших христианских догматов.75. Нумерология тоже занимает не последнюю роль в картине мира средневековых интеллектуалов. В ее основе — уходящие в глубокое прошлое представления о символических и магических свойствах числа. Гуго Сен-Викторский попытался классифицировать все 185 чисел, встречающихся в Библии. Но попытки создать четкие правила интерпретации чисел не привели к их смысловой унификации. Единица в такой же степени может относиться к единству Бога, Церкви, добродетелей, как и к единству зла. Двойка относится не только к двум природам Христа, но фактически ко всем важным для того времени бинарным оппозициям: мирское/духовное, вечное/бренное. Тройка освящена троичностью божества, но это не помешало Данте «растроить» лицо Сатаны, чтобы казнить троих величайших, по его мнению, преступников в истории человечества.76. Возрождение физиогномики в Средние века связано с именем ученого Михаила Скота. Для своего просвещенного покровителя, императора Фридриха II Гогенштауфена, он написал около 1230 года специальное пособие, помогавшее определять характер человека по его внешним признакам. Большое место в нем занимают и вопросы сексуальности, рассмотренные без какой-либо оглядки на христианскую мораль. В какой-то степени ученый интерес к этому специфическому знанию о человеке можно сопоставить с возрождением натурализма и особой эмоциональной выразительностью в готической пластике XIII—XIV веков.77. В Средние века существовало две теории по поводу человеческого зрения. Сторонники интромиссии считали, что глаз поглощает лучи света, исходящие от предметов. Те же ученые, которые полагали, что световые лучи рождаются в глазах и испускаются ими, называли этот принцип «экстрамиссией». Почерпнут он был из платоновского диалога «Тимей», среди его сторонников были Альберт Великий и Фома Аквинский.78. Университет — одно из важнейших изобретений Средневековья, доставшихся нам в наследство. Но не стоит думать, что Оксфорд, Болонья, Саламанка или Париж сразу стали современными гигантами, с кампусами и десятками образовательных направлений. Чтобы просто школа, studium, получила статус высшей школы, studium generale, требовалось две-три крупных дисциплины, например право, медицина, свободные искусства, богословие. Этот набор стал расширяться лишь в Раннее Новое время.79. Университет родился под опекой высших властей, духовных и светских, потому что всякая корпорация в Средние века нуждалась в законной санкции. Но, что принципиально важно по сей день, он, за редкими исключениями вроде Неаполя, рождался свободным финансово и идеологически. В Париже это было содружество преподавателей и студентов, в Болонье и ее наследницах, как в Падуе, университет был общностью только студентов, преподаватели были наемными. Уже в конце XII века появились первые «нации», группы школяров, объединявшиеся по национальному признаку.80. Были ли в Средневековье те, кого мы сейчас назвали бы гениями? Главной добродетелью средневекового мыслителя была не изобретательность, которая прежде всего ассоциируется с гениальностью сейчас, а сверхъестественно хорошая память. «Эйнштейн» XIII века Фома Аквинский славился тем, что не забывал однажды прочитанного и, по свидетельству современника, мог одновременно диктовать трем или четырем писцам совершенно разные тексты, словно давая памяти свободно изливать ее сокровища.

Религия

81. Народное христианство подчас сильно отличалась от официальных церковных доктрин. В XIII веке инквизитор-доминиканец был шокирован культом святого Гинефора, распространившегося в области Лионнé на юге Франции. Местночтимый оказался на поверку псом, который спас сына местного сеньора от змеи, но по ошибке был убит хозяином.82. Сейчас люди постоянно обсуждают между собой политику, а в IV веке точно так же обсуждали богословские вопросы. Известный религиозный мыслитель и поэт того времени Григорий Назианзин описывает это так: «Одни, намедни оторвавшись от черной работы, в одночасье превратились в профессоров богословия, другие — битые холопы, беглые рабы — с апломбом разглагольствуют о Непостижимом».83. Средневековая религиозность, особенно после XII века бывала очень эмоциональной, мистической и визионерской. Монахи и монахини были склонны к экстазам, более того — считали их даром небес. Они старались запечатлеть их письменно, призывая в свидетели секретарей или соседей. До нас доходят порой весьма оригинальные варианты: Агнессе Бланнбекин около 1300 года привиделось, что у нее во рту крайняя плоть Иисуса, Екатерина Сиенская (1347–1380) описывала видение, в котором она была обручена Божьей Матерью с Иисусом, даровавшим монахине кольцо. Таким образом, знаменитый экстаз святой Терезы Авильской, запечатленный как ее собственным рассказом, так и резцом Бернини, — наследник опыта как минимум десятка поколений мистиков, искавших иррационального единения с божеством.

84. Основатель ордена нищенствующих братьев, францисканцев, святой Франциск Ассизский, не только проповедовал птицам, любя их как творения Божьи, но и делал им замечания. В «Цветочках Франциска» есть об этом упоминание: «Вскоре они прибыли в город, называемый Савурниано, где святой Франциск начал проповедовать, а перед тем приказал ласточкам хранить молчание, пока он не закончит. И ласточки повиновались его словам».85. Официально догмат о существовании чистилища был принят на Западе на IV Латеранском соборе в 1215 году, но его медленное формирование шло начиная с эпохи Отцов и продолжалось вплоть до Реформации. Хотя Данте посвятил ему одну из трех кантик, подробно описав все «очистительные» муки и радости, официальная католическая Церковь не спешила с четкими определениями и локализацией одного из трех царств потустороннего мира, в том числе надеясь на восстановление единства Восточной и Западной Церквей. И все же греки не пошли на компромисс: в православной догматике чистилища не существует.86. У представителей движения катаров, распространенного в XII—XIII веках на юге Франции, существовала собственная иерархия. Обычные члены катарской общины назывались «верующими», они составляли основную массу. Вторая ступень иерархии называлась «совершенные»; стать «совершенным» можно было после прохождения обряда «утешения». Те, кто был наделен этим статусом, могли проповедовать, становиться епископами и совершать «утешение», consolamentum, над другими «верующими».87. Несмотря на обмен анафемами между папой римским и вселенским патриархом, церковный раскол, произошедший в 1054 году, вовсе не казался окончательным и бесповоротным, но скорее временным недоразумением. Ситуация кардинально изменилась только после 1204 года, когда крестоносцы и венецианцы захватили и разграбили Константинополь, а на месте греческого патриарха оказался патриарх латинский.88. Средневековье считается эпохой религиозной нетерпимости, но было в нем место и мирному сосуществованию религий. Рыцари Иерусалимского королевства крестоносцев охраняли не только христианские, но и мусульманские святыни от своих ретивых коллег из Европы. До нас дошла история о дружелюбном рыцаре, показавшем мусульманину, в какой стороне расположена Мекка, чтобы тот мог правильно помолиться.89. «Вульгата» — это перевод Иеронима текста Библии на латинский язык, но это была не последняя редакция Священного Писания. В VIII веке Алкуин, духовный наставник Карла Великого и один из крупнейших деятелей Каролингского возрождения, переписал текст Библии, убрав из нее накопившиеся ошибки, которые чаще всего появлялись по вине переписчиков. Подобная филологическая работа со священным текстом спорадически возобновлялась в Средние века, но должного эффекта достигла лишь в эпоху Возрождения, во времена Эразма Роттердамского.90. Чтобы стать святым, как правило, нужно было жить в муках и аскезе, однако в византийской традиции это далеко не всегда так. Например, нам известна история про разбойника, который ночью попытался пробраться в женский монастырь, а монахини приняли его за святого и омыли ему ноги. История могла бы кончиться этим, однако одну из монахинь эта вода излечила от паралича, и разбойник вместе со своей шайкой в конечном итоге сам стал монахом и построил неподалеку мужской монастырь.

Папство

91. Первым папой, который назвал себя викарием, или наместником, Христа был Иннокентий III (1198–1216). До этого римские епископы довольствовались титулом наместника апостола Петра. Если сегодня такое различие может показаться не таким уж принципиальным, учитывая, что сам Спаситель назначил апостола главой Церкви, то современники осознавали разницу в акцентах: могущественный молодой понтифик нашел как многочисленных сторонников, так и суровых критиков среди клириков и мирян.92. Король франков Пипин Короткий даровал папам обширные области в Центральной Италии, известные в русской традиции как Папская область, на Западе — как «Владение святого Петра». Фактически власть пап на протяжении столетий зависела от конкретной конъюнктуры и соотношения сил на полуострове. Особой строптивостью отличался собственно Рим, из которого понтификам приходилось бежать, чтобы сохранить жизнь. Реальное «завоевание» Папской области относится к рубежу XV—XVI веков, когда на папский престол всходили Борджа, Делла Ровере, Медичи.93. Первым папой германского происхождения стал Бруно Каринтийский. 3 мая 996 года он был поставлен на кафедру под именем Григория V в возрасте 24 лет по настоянию своего дяди, еще более юного императора Оттона III. Тот мечтал о возрождении Римской империи с Римом в качестве реальной столицы. Личный союз императора и понтифика, двух верховных правителей христианского мира, был тому непременным условием. Полное согласие было продемонстрировано городу и миру безотлагательно: Григорий V короновал дядю императорской короной две недели спустя.94. В Средние века была распространена политическая теория двух мечей, духовного и светского. В идеале они должны были действовать согласно и только против врагов Церкви и христиан. Спорным на протяжении столетий оставался вопрос о прерогативе. Папы претендовали на то, что светский меч мог подниматься лишь по их воле или как минимум с их одобрения. По-настоящему воинственных пап Средневековье знает не много, главным оружием Римской курии все же был интердикт, однако периодически она прибегала и к найму военной силы.95. В истории Католической церкви было множество антипап. Одним из самых неординарных был Иоанн XXIII: неаполитанец Бальтассарре Косса, разбогатевший на пиратстве выпускник юридического факультета в Болонье, сделал блестящую церковную карьеру на рубеже XIV—XV веков благодаря деньгам и связям, но реально радел об объединении раздираемой Великой схизмой католической Церкви. Возможно, слухи о его порочности преувеличены, пять веков этот низложенный собором понтифик все же считался законным. Показателен тот факт, что только в ХХ веке, когда вопрос о его нелегитимности был решен, курия решилась на использование этого популярного имени: Иоанн XXIII (1958–1963) обладал невероятной популярностью и был канонизирован в 2014 году.96. Во время интронизации средневековый папа должен был пройти через серию обрядов. Все они были призваны символически выразить одновременно величие власти «не от мира сего», фактически абсолютной, но и бренность ее конкретного обладателя. Понтифик облачался в белое, что подчеркивало его чистоту, невинность и непогрешимость в подражание чистоте Христа, и в красное, которое традиционно символизировало верховную власть, но ассоциировалось и с жертвенной кровью. Избранника сажали на так называемый загаженный трон, sedes stercorata, сжигали у него на глазах паклю, возводили на епископскую кафедру. Характерно, что эти парадоксальные обряды получили развитие в период максимального расцвета папства, в последние века Средневековья.97. В XI веке между германскими императорами и папами шла ожесточенная борьба за инвеституру — право назначать епископов. Один из самых ярких ее эпизодов — «хождение в Каноссу» в 1077 году. Император Генрих IV три дня во власянице и босиком провел перед стенами замка, прежде чем его впустили для примирения с папой Григорием VII. Условием примирения было смирение, выраженное зримо и публично. Таким же зримым и публичным было и дарованное прощение. Однако конфликт оказался затяжным, по сути, неразрешимым, несмотря на многочисленные компромиссы, на которые приходилось идти обеим властям, претендовавшим на верховенство и полную независимость друг от друга.98. Одной из «геополитических» функций римского епископа была коронация императоров. Понтифики всячески старались подчеркнуть свое первенство в этом деле: по мнению Эйнхарда, биографа Карла Великого, уже в 800 году при римском венчании франкского короля папа Лев III взял корону сам и возложил на голову Карла чуть ли не насильно. Во всяком случае, тот остался недовольным, и, видимо, неспроста. Куриальный фольклор позднего Средневековья вообще распространял представление, будто папа возлагал корону на голову императора ногами и тут же сбивал ее, словно чтобы продемонстрировать, по чьей милости тот получает корону.99. Своего наивысшего политического влияния папство достигло в XIII веке. Во время Иннокентия III (1198–1216) вассалами Апостольского престола признали себя короли Англии, Сицилии, Арагона и Португалии. Его наследники, если и не обладали его харизмой, по большей части были юристами, серьезными политиками и рачительными хозяевами. Важную роль сыграла масштабная кодификация церковного права, на котором зиждился авторитет Римской кафедры. Максимальной рационализации и систематизации был подчинен даже культ святых: процедура канонизации получила четкие правила, основанные на расследованиях обстоятельств дела, за которые отвечали как кардиналы, так и лично папа, навсегда закрепивший за собой прерогативу провозглашения святости и внесения имени в календарь. Но «чемпионом» по канонизациям стал не средневековый папа, а Иоанн Павел II.100. Средневековые интеллектуалы не часто становились понтификами. Только Лев Великий и Григорий Великий на заре средневекового папства были крупными мыслителями и признаны Отцами Церкви. В 1276 году под именем Иоанна XXI на престол взошел медик и философ португалец Иоанн Испанский. Настоящими гуманистами были Пий II и Николай V в XV веке. Благодаря им Рим принял эстафету у Флоренции, став одним из центров Возрождения в Италии. Николай V учредил Ватиканскую библиотеку, по сей день одно из крупнейших в мире собраний древних текстов.


Авторы этого материала — студенты магистерской программы «Медиевистика» НИУ ВШЭ: Мария Евтюхина, Семен Фридман, Дарья Ерофеева, Анастасия Куприна, Александр Левченко, Даниил Котов, Станислав Кабаев, Елена Личманова, Анастасия Вотева, Никита Гребенников, Арина Старцева.

Под общей редакцией Олега Воскобойникова и Станислава Кабаева.

09:03, 1 марта 2020

Источник: Meduza

https://meduza.io/feature/2020/03/01/v-1386-godu-v-normandii-sudili-svinyu-voprositelnyy-znak-poyavilsya-pri-karle-velikom

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded