leon_altshuller

Categories:

Хорошая статья из "Республики"

«При модификации вакцин для новых штаммов вируса счет может пойти уже на месяцы. Это необходимая мера во время пандемии, но ясно, чем она чревата»

Молекулярный биолог Ирина Якутенко: возможно, эпопея с ковидом будет длиться несколько дольше, чем рассчитывали даже умеренные оптимисты

Ирина Якутенко. Фото: личный архив
Ирина Якутенко. Фото: личный архив
Молекулярный биолог и научный журналист Ирина Якутенко рассказала Republic о том, чем нам грозят новые штаммы коронавируса, возможной модификации вакцин, о вопросах к проведению клинических испытаний «Спутника V» (которые остались, несмотря на недавнюю публикацию отчета по 3 фазе), о вакцинации переболевших ковидом, ВИЧ-позитивных, пожилых людей и домашних питомцев, о постепенно сходящем на нет «бесчеловечном» шведском эксперименте, а также о том, почему сама она привилась «Спутником V», и что российскому государству делать с ковид-диссидентами.

Были надежды на то, что вакцинация покончит с ковидом, и мы вернемся к нормальной жизни. Но видимо, все не так просто. Как по-вашему, когда ждать конца пандемии, и насколько его приближают прививки?

– Плох тот эксперт, который сейчас даст на вопрос «Когда?» однозначный ответ. Как мы видим, ситуация, как на войне, постоянно меняется, и новые вводные могут любой прогноз обнулить. Делать какие-то прогнозы можно лишь с оговоркой «при условии, если…» Если бы не было проблем с производством вакцин и не появились новые штаммы, которые, похоже, по крайней мере частично уходят из-под вакцинного иммунитета, то можно было бы, наверное, говорить, что где-то осенью уже будет гораздо спокойнее, а к концу года все относительно нормализуется. Не в том смысле, что мы полностью победили бы ковид – он с нами, видимо, надолго – а в смысле возвращения какого-то подобия нормальной жизни.

Но с появлением новых штаммов ситуация изменилась, и сейчас совсем нельзя назвать никакой временной срок, потому что нет никакой гарантии, что эти варианты последние. При этом нужно учесть медленный ход вакцинации в развитых странах (Pfizer и Moderna с трудом справляются с уже взятыми обязательствами по поставкам) и медленную выработку коллективного иммунитета в странах, где она не производится – например, в африканских. Там особенно велик риск появления новых штаммов.

Испытывая давление отбора, вирус стремительно меняется. Поэтому могут появиться еще более неприятные варианты, чем те, что есть сейчас: они могут совсем уйти из-под иммунитета, создаваемого вакцинами или ранее перенесенной болезнью, вызванной предыдущим вариантом вируса. И тогда все станет совсем плохо. Потому что окажется, что надо модифицировать существующие вакцины, снова прививать тех, кто уже привился; также опасность будет грозить и переболевшим.

То есть, мы ⁠увидим новые вакцины?

– Это пока не ясно. Пока мы ⁠видим, что британский штамм недалеко ушел из-под иммунитета. ⁠То есть, против него существующие вакцины действуют, видимо, ⁠лишь чуть менее эффективно, но это несущественно. ⁠С южноафриканским вариантом все сложнее. ⁠Есть данные, что против него вакцины могут быть существенно менее эффективны. Это означает большой риск повторного заболевания. Вероятно, оно будет не тяжелым. Но заболевший человек опять будет переносчиком, а если он в группе риска, то второй раз может болезнь и не пережить.

Появление и распространение новых штаммов, вероятно, будет означать не только модификацию вакцин, но и пересмотр существующих правил их разработки, испытаний и выпуска. Обычно эти процессы длятся годами, а для некоторых болезней и того больше. В 2020 году мы узнали, что вакцину можно создать за год. Для выпуска измененных вакцин счет, возможно, пойдет на месяцы. Мы можем увидеть сокращение сроков и менее тщательный контроль. Это необходимые меры во время пандемии, но ясно, чем они чреваты. Недопроверенные препараты с большей вероятностью могут иметь неучтенные неприятные эффекты. Впрочем, у нас есть пример вакцин от гриппа, которые каждый год немного разные.

Какая антиковидная вакцина из имеющихся у вас вызывает максимальное доверие, и почему?

– Доверие вызывают те вакцины, которые были максимально тщательно испытаны, и по которым есть максимально полные данные. Лидируют сейчас по этим показателям две вакцины, обе на основе мРНК – от Pfizer и Moderna. Эти компании предоставили всю информацию о том, как были проведены испытания, про добровольцев и так далее. По вакцине AstraZeneca тоже есть много данных, но она не очень хорошо прошла испытания, поэтому в разных странах возникают проблемы с ее одобрением.

«Спутник V» на фоне остальных российских вакцин смотрится прямо-таки отлично. При том, что, конечно, испытания были проведены с различными нарушениями. Долгое время у нас не было никаких данных, потом появилась статья по итогам объединенной 1/2 фаз, из которой выяснилось, что в них участвовали 76 добровольцев. Это очень мало, но, тем не менее, на основе результатов 1/2 фаз вакцина была зарегистрирована для ограниченного использования. То есть третья фаза шла параллельно с применением вакцины у довольно большого числа людей. В начале февраля в журнале The Lancet вышел отчет по третьей фазе. Он выглядит неплохо, эффективность там показана 91,6%, но вопросы к проведению испытаний остаются.

Кроме того, процесс создания вакцины сопровождался зачастую противоречивыми заявлениями чиновников и директора Центра имени Гамалеи, где была создана вакцина, Александра Гинцбурга. Одни говорили, что эту вакцину можно использовать онкобольным, другие – что нельзя. Одни говорили не пить алкоголь 42 дня после вакцинации, другие – только три. И так далее. Все это создает очень неприятное ощущение.

Но тем не менее, по «Спутнику» у нас все же есть хоть какие-то данные. В том числе, благодаря добровольцам, которые сами объединились и стали проверять, плацебо им вкололи или вакцину. Что вообще-то неправильно, конечно, по стандартам испытаний участники не должны этого знать. Но в данном случае это дало много информации. По остальным двум российским вакцинам данных просто ноль. Есть только заявления и патент на «ЭпиВакКорону», например, который выглядит очень странно.

В Китае есть собственные вакцины, которыми там привили уже более 15 млн человек. Но поскольку это Китай, о них никто толком ничего не знает. Вакцина компании Sinopharm, которую она очень хотела выпустить на международный рынок, можно сказать, практически провалила испытания. 53% эффективность – это на грани критериев ВОЗ. А учитывая новые штаммы, перспективы у этой вакцины и вовсе нерадужные. Больше надежд сейчас возлагается на векторную вакцину от другой китайской компании, CanSino, но третья фаза ее испытаний пока не закончена.

Вы сами привились «Спутником». Почему? И как ощущения?

– Учитывая катастрофически медленные темпы вакцинации в Германии, вакцину от Pfizer я бы смогла лет через пять, наверное получить – учитывая, что я не вхожу ни в одну из групп риска. Ладно, про пять я утрирую, но точно очень не скоро. Как гражданин России, я имею право привиться «Спутником» и решила этим правом воспользоваться.

Об ощущениях я писала в Facebook: были озноб и небольшая температура, особенно в первую ночь после прививки. Многие люди боятся подобных эффектов, но сами по себе они ничего не говорят о том, плохая вакцина или хорошая. Такая реакция организма вполне укладывается в рамки нормального.

Всем ли стоит вакцинироваться, или есть группы риска, для которых это опасно? Например, пожилые люди?

– Группы риска берутся не с потолка, а по итогам испытаний. Вакцину вводят добровольцам, в том числе, из групп риска. И если у кого-то из них возникают побочные эффекты, эти состояния вносят в список противопоказаний. И что касается вакцин от Pfizer и Moderna, по которым есть наиболее полные данные, то они прививали вплоть до третьей фазы добровольцев 80+ лет, и никаких побочных эффектов не заметили, иммунитет при этом формировался нормально. В третьей фазе испытаний «Спутника» тоже были пожилые люди, для них и эффективность, и безопасность не отличалась от других возрастных групп. Поэтому сейчас в инструкцию к вакцине внесли изменения: если раньше там не было людей старше 60 лет, то теперь верхнее ограничение сняли.

Вообще проблема с вакцинированием пожилых людей обычно не в том, что у них какие-то побочки страшные, а в том, что вакцины для них малоэффективны, им может потребоваться увеличенная доза.

А для ВИЧ-позитивных вакцинация от ковида безопасна?

– Если они на антиретровирусной терапии, то, вероятно, не должно быть никакой разницы. Напротив, таким людям особенно важно прививаться, потому что для них опаснее заболеть. В недавнем кратком отчете о предварительных результатах третьей фазы испытаний субъединичной (белковой) вакцины Novavax в ЮАР (как и в других африканских странах, там высок процент людей, живущих с ВИЧ) приводились следующие данные: среди добровольцев, которые участвовали в испытаниях, 94% (около 4160 человек) были ВИЧ-негативными, и эффективность вакцины для них составила 60%. Но когда разработчики включили в анализ 240 ВИЧ-позитивных, эффективность снизилась до 49%. Эти результаты могут указывать, что организм ВИЧ-инфицированных хуже формирует защитные инструменты при введении вакцины. А это нехорошо, так как организм людей с иммунодефицитами, в том числе вызванными ВИЧ, – отличный резервуар для формирования новых штаммов вируса.

Сочетание большого количества людей с ВИЧ и заоблачных цифр заболеваемости ковидом в Африке – гремучая смесь, идеальная для выращивания новых вариантов SARS-CoV-2. Впрочем, для того чтобы оценить, насколько плохо сработала эта вакцина, нужно знать точные данные о ВИЧ-положительных добровольцах. Не исключено, что при хорошей компенсации разница между вакцинированными ВИЧ-положительными и отрицательными будет невелика или ее не будет вовсе. Надеюсь, в обозримом будущем мы увидим такие работы.

Есть опасения, что коронавирусная эпопея будет длиться несколько дольше, чем рассчитывали даже умеренные оптимисты. Потому что исправить ситуацию в Африке за пару месяцев не получится. Даже если весь остальной мир стремительно привьется (что, как мы видим, тоже оказалось утопией), пришедшие оттуда варианты смогут распространиться и среди вакцинированных.

Недавно в Science обсуждали потенциальную вакцину для домашних питомцев. Что вы думаете об этом?

– Действительно, имеющиеся данные говорят о том, что домашние питомцы могут заражаться ковидом. Но болезнь у них протекает не особенно тяжело, и нет никаких оснований полагать, что это значимый источник инфекции для людей. Домашние животные могут служить резервуаром для формирования новых штаммов, но, скорее, теоретически. Обычно у человека дома живет одна кошка, максимум две, и они не ходят гулять. Собаки ходят, но за прогулку общаются, может, с несколькими сородичами, и то не очень тесно. То есть, возможностей для плотного контакта и передачи вируса друг другу у них мало.

Гораздо интереснее, например, норки, которых уже пришлось массово убивать в Дании и Нидерландах. Из ферм по разведению норок могут прийти новые штаммы, там для их формирования условия как раз замечательные – много особей, скученность. Поэтому о вакцине для животных думать, безусловно, нужно, но в первую очередь обратить внимание не на кошек и собак.

Нужно ли прививаться уже переболевшим ковидом? Есть мнение, что антитела сохраняются в течение нескольких месяцев, и вакцинация в этот период может ухудшить состояние. Так ли это?

– Страхи антителозависимого усиления инфекции (ADE) применительно к коронавирусу до последнего времени были совсем беспочвенными. Сейчас они стали чуть более обоснованными, учитывая появление новых штаммов. Но все равно пока нет никаких доказательств, что прививка от COVID-19 может вызвать ADE. Хотя некоторые очень старались их обнаружить. В некоторых работах что-то похожее на ADE получали, но настолько замороченными методами, что слабо верится в реальность такого эффекта. Похоже, что для тех штаммов, которые у нас сейчас есть, этот эффект не характерен. Возможно, если появятся новые варианты вируса, заметно отличающиеся от текущих, риск возрастет. Но заранее тут сказать ничего нельзя, так что будем ждать результатов исследований.

Общий ответ на вопрос «Прививаться ли переболевшим?», похоже, утвердительный. Есть основания предполагать, что вакцинный иммунитет – во всяком случае, стимулированный мРНК-вакцинами (а возможно, и векторными) – должен быть более стойким, чем иммунитет после болезни. Особенно если она протекала в легкой форме. Респираторные инфекции обычно дают нестойкий иммунитет. Плюс, вирус очень старается, чтобы реакция организма на него была как можно более неправильной. Минимум 9 генов из его генома работают на то, чтобы не дать иммунной системе вовремя и как следует начать вырабатывать защиту. А при вакцинации мы получаем чистый антиген, никаких вирусных трюков нет. Поэтому можно предполагать, что вакцинный иммунитет будет более стойким.

Так что, хотя разные регуляторы на сегодня дают слегка отличающиеся друг от друга рекомендации, консенсус в том, что переболевшим прививаться надо. Но лучше, наверное, подождать некоторое время – например, в Mayo Clinic рекомендуют подождать 3 месяца. Условно, это интервал, после которого начинается уже заметное снижение титра антител после болезни, и вакцинация будет максимально эффективной. Потому что если сделать прививку сразу после окончания болезни, иммунитет будет «на взводе» и сразу уничтожит антиген, так что нормальный иммунный ответ на вакцину сформироваться не успеет.

Нужно ли вакцинировавшимся продолжать соблюдать социальную дистанцию и носить маску?

– Конечно. Прививка не должна менять ваше поведение. Во-первых, появляются новые штаммы, и есть данные, что они могут заражать привитых. В России нет системы массового обнаружения новых штаммов, поэтому они уже могут быть в стране. Если их еще нет, они обязательно придут: весной 2020-го мы уже убедились, что от этой угрозы невозможно закрыться полностью. А южноафриканский вариант, как я уже говорила, частично уходит из-под вакцинного иммунитета.

Во-вторых, привитой человек может быть переносчиком инфекции. Вакцина ведь не является силовым полем, она не защищает вас от заражения. Вирус все равно может атаковать организм через слизистые, если вы, например, разговариваете с больным. Он проникнет в клетки и даже начнет размножаться. Но иммунная система привитого человека быстро засечет и уничтожит вирусные частицы. Поэтому скорее всего их концентрация в верхних дыхательных путях не достигнет значений, необходимых для передачи. Тут все зависит от деталей: от изначальной вирусной дозы, от того, насколько эффективной оказалась прививка. Так что, теоретически, вы можете оказаться переносчиком. Хотя на практике это, скорее всего, касается только близких контактов – между супругами, например, да и то мы пока не можем утверждать это наверняка.

Есть и третий момент, чисто психологический. Люди – существа социальные. Если вы едете в автобусе, и в нем все в масках, вам как-то будет неудобно не надеть ее самому. А если вы едете, и все без масок? Возможно, они все вакцинированы, но вы же точно этого не знаете и думаете: «Ну и ладно, раз все без масок, то и я сниму». То есть, такое поведение провоцирует людей, которые еще не вакцинированы, перестать соблюдать меры безопасности. А это плохо, потому что тогда они будут легко заражаться и становиться новыми потенциальными резервуарами для появления новых штаммов.

Рано подводить итоги, но, по-вашему, какая страна (или страны) отреагировала на пандемию правильнее всего?

– Еще буквально полтора-два месяца назад я бы назвала Китай: мол, посмотрите, как он хорошо справился. Но сейчас мы видим, что в Китае пошла новая волна – они скорее всего ее загасят, но все же. То есть, ясно, что даже такая жесткая стратегия тотального карантина и массового тестирования – тоже не панацея, хотя она и эффективнее других. В Китае сейчас стараются стремительно привить поголовно всех, но у них население почти 1,5 млрд, так что даже с их скоростями быстро не получится. Плюс, есть весь остальной мир, из которого в Китай могут прийти новые штаммы, устойчивые к прививкам.

Мир глобально связан, поэтому даже если какая-то страна – например, Германия – была успешна в первую волну, это не означает, что она будет успешной и дальше. Летом все расслабились, меры были недостаточны, и осенью в Германии заболеваемость снова поползла вверх. Второй месяц мы здесь сидим на жестком карантине, и цифры упали, но недостаточно, чтобы можно было снимать ограничения. При том, что у нас настоящий карантин, а не как в России. Кафе не работают, школы и сады закрыты, культурная жизнь остановилась, нельзя даже съездить в соседний регион на выходные.

Мы видим, что никакую стратегию нельзя назвать полностью успешной просто потому, что ни одна страна не находится в вакууме. Даже Китай, который все задавил и зажал. Если все страны начнут применять такую стратегию, она будет успешной. Но мы же понимаем, что в реальности это невозможно.

Дайте научную и человеческую оценку «шведскому эксперименту».

– С научной точки зрения это, конечно, ценный эксперимент, давший важные данные. Но при этом он бесчеловечен: цифры смертности в Швеции, по сравнению с другими скандинавскими странами, наглядно показывают, что этот эксперимент стоил жизней тысяч шведских стариков.

Швеция показала, что невозможно идти по пути «Давайте мы изолируем группы риска, а все остальные пусть болеют». Мы видим, что это не работает. Во-первых, для групп риска получается какой-то концлагерь. Тем более, что если в Швеции это еще как-то можно обеспечить – за счет того, что старики обычно живут отдельно, например, в домах престарелых, – то в других странах, включая постсоветские, они зачастую живут вместе с детьми и внуками. И нет способа отделить бабушек от внуков, чтобы те их не заражали. А во-вторых, ковид опасен не только для стариков и людей с тяжелыми заболеваниями. Для молодых и здоровых риски меньше, но если заражается много людей, то количество умерших среди этой группы тоже становится очень существенным.

Почти половина россиян, по статистике, не считает ковид опасной болезнью, несмотря на сообщения в СМИ и болезни (и порой смерти) близких и знакомых. Сталкиваетесь ли вы с этим в Германии? Как переубедить ковид-диссидентов, стоит ли вообще тратить на это время?

– Ковид-диссиденты есть везде. В России это выражено ярче, она и по антипрививочным настроениям в лидерах. Сказывается чисто российское недоверие властям. Но в целом, повторюсь, такое есть в любой стране. Потому что никто не обязан быть иммунологом и верить ученым. Люди верят эмоциональным рассказам, а шарлатаны и сторонники всевозможных теорий заговора, как правило, очень эмоциональны. Ученые же обычно говорят с кучей оговорок, используют сложные термины – их трудно понять.

Конечно, с явлением ковид-диссидентства нужно бороться. Самая очевидная стратегия требует активного участия государства. Оно должно, во-первых, вести активную пропаганду. Это слово у нас всегда воспринимается с нехорошим оттенком, но в данном случае нужна именно что государственная пропаганда: доступно и научно обоснованно рассказывать, зачем нужна вакцинация и какие преимущества она дает. По ТВ, в популярных ток-шоу… Это то, что наше государство, на самом деле, хорошо умеет делать, и почему бы не использовать это умение в благих целях.

До сих пор политика российского государства в отношении ковида была непоследовательной. Сначала нам долго рассказывали, что он не страшнее гриппа, потом вдруг заперли всех на жесткий карантин, а в преддверии небезызвестного голосования ограничения были сняты буквально за один день. И сейчас меры применяются не всегда логичные, а проверки их соблюдения проводятся точечно. Понятно, что у людей закрадываются сомнения в обоснованности этих мер. Необходима последовательная политика, с привлечением экспертов, чтобы убедить людей вакцинироваться и соблюдать ограничения.

Ну и во-вторых, государство должно максимально осложнять жизнь ковид-диссидентам. Тех же антипрививочников много, они упертые и считают, что спасают своих детей, не давая их вакцинировать – не только от ковида, тем более, что детей от него не прививают, а вообще от всего, – хотя на самом деле все ровно наоборот. Правда, вакцина от ковида пока изучена на относительно небольшой выборке людей по сравнению с другими вакцинами, так что заставлять ей прививаться в обязательном порядке – идея этически неоднозначная. Но в отношении тех, кто не хочет носить маски и соблюдать социальную дистанцию, применять репрессивные меры однозначно нужно. Опять же, российское государство, как мы видим сейчас, прекрасно владеет репрессивным инструментарием.

В общем, нужна массированная кампания. Отдельные ученые и просветители не могут эффективно бороться с ковид-диссидентством, это, безусловно, дело государства. Но для этого в верхушке власти не должно быть ковид-диссидентов, должно быть четкое понимание опасности происходящего. Мне кажется, в российской элите не все осознают реальный масштаб угрозы ковида, отсюда эта непоследовательность.

Пандемия, с одной стороны, сильно подстегнула научные изыскания, с другой – упростила процесс публикации научных статей. Насколько эта серьезная проблема? Как бороться с фейками, скрывающимися в препринтах?

– Это не самая большая проблема, все равно чушь рано или поздно вычищается. С одной стороны, качество научных публикаций, особенно нерецензируемых, касающихся коронавируса, действительно несколько снизилось. С другой, ковид изучает множество научных групп по всему миру, все результаты многократно проверяются. Поэтому если кто-то пишет совсем уж ерунду, это быстро выясняется. Другое дело, что медиа тоже сидят на всех архивах препринтов, могут оттуда эту ерунду выловить и опубликовать под громким заголовком, вызвав очередную волну паники. Это реалии нового мира. Пока, наверное, никто не знает, что с этим делать. Но как вирус приспосабливается к нам, так и мы будем приспосабливаться к новым реалиям жизни с вирусом.

Ваша книга «Вирус, который сломал планету» вышла совсем недавно. Но ситуация, как вы сказали, меняется стремительно. Не хотите ли вы уже что-то изменить в следующем издании?

– Я старалась изначально так писать, чтобы потом править по минимуму. Те данные, которые в книге есть, уже не поменяются. Поэтому да, возможно, я внесу некоторые изменения к следующему изданию, но почти все они будут в разделе «Вакцины», ну и немного в биологии вируса и стратегиях сдерживания. К сожалению, очень мало добавлений будет в раздел о лечении коронавирусной инфекции. А основной массив текста не требует изменений, он все так же актуален, потому что я с самого начала старалась его таким сделать.


Источник: https://republic.ru/posts/99466?utm_source=republic.ru&utm_medium=email&utm_campaign=morning


Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded